Ювенальная юстиция в России: Куда пропадают дети?

 
Детей, изъятых из семьи, соцслужбы даже не могут посчитать
   

   
«Свердловская область считается благополучным регионом... но когда мы начали сравнивать количество детей, изъятых из семей в порядке 77 статьи Семейного кодекса... по данным МВД их 213, по данным министерства — 218. Где дети?»Лариса Докучаева, член ОП Свердловской области, из доклада на слушаниях в Общественной палате РФ.
 

"Где дети?!" Общественники недосчитались изъятых детей
 
Законность «изъятия» детей из российских семей и применения при этом ювенальных технологий обсудили сегодня в Общественной палате РФ члены региональных общественных палат, представители органов опеки, психологи и активисты. Ожидается, что их доклады об итогах мониторинга случаев отобрания детей из семей в ближайшее время лягут на стол президенту, который не так давно поручил провести объективное исследование на эту тему. Правда, общественники убеждены, что их данные будут разительно отличаться от благостных отчетов официальных структур, передает корреспондент Накануне.RU.
 

   
Модератор дискуссии — член комиссии по поддержке семьи ОП РФ Людмила Виноградова — напомнила, что в январе президент РФ Владимир Путин поручил Министерству труда и социальной защиты, Общественной палате РФ и уполномоченному по правам ребенка проанализировать практику изъятия несовершеннолетних из семьи с точки зрения «избыточно применяемых мер или неправомерного вмешательства в семью».
 
«Бесцеремонное вмешательство в семью недопустимо», — подчеркнул тогда глава государства.
 
Анализ исполнения закона об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации проводила и Общественная палата. Мониторинг за два года показал, что во всех регионах страны применяются ювенальные технологии.
 
Между тем, у органов опеки — свое видение ситуации. По их данным, практически все случаи изъятия детей из семей законны, поскольку сопровождались лишением родителей родительских прав в судебном порядке. Активисты же утверждают, что одного этого аргумента недостаточно. Работа «в поле» показала, что зачастую детей отбирают по надуманным причинам.
 
Нескольких детей в ходе мониторинга «недосчитались» в Свердловской области. Об этом рассказала член общественной палаты региона Лариса Докучаева.
 
«Свердловская область считается благополучным регионом с точки зрения изъятия детей из семьи. Но даже в таком благополучном регионе мы видим рост числа детей, отобранных от родителей. Сами цифры небольшие, но рост показателен. Когда мы начали сравнивать количество детей, изъятых из семей в порядке 77 статьи Семейного кодекса („Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью“), по данным МВД и министерства социальной политики, то у нас начались расхождения. По данным МВД их 213, по данным министерства — 218. Где дети?» — отметила Докучаева.
 
По словам члена ОП Свердловской области, чаще всего отбирают детей от года до семи лет. Как правило, из неполных и многодетных семей. Каждый такой случай сопровождался решением суда о лишении либо ограничении родительских прав.
   
«Это дает межведомственным органам основания говорить о том, что в сущности незаконного изъятия детей, лишения родительских прав, по статье 77 Семейного кодекса в регионе нет. Но мы прекрасно знаем проблему, которую озвучивают многие представители родительской общественности, что статья 77 достаточно расширительного толкования и требует конкретизации», — добавила докладчица.
 
Удручающе смотрится число ноль в колонке «Возвращены родителям». Чаще всего отобранные дети в регионе попадают в замещающие семьи.
 
«С одной стороны, это может говорить о тщательности проработки этого вопроса — изъятия детей из семьей, где существует угроза для жизни, с другой, в силу широкого толкования угрозы жизни, есть тенденция передачи в приемную семью», — добавила Лариса Докучаева и подчеркнула, что необходимо внести в законодательство поправки, которые бы предусматривали расширенную работу с кровной семьей.
 
Кроме того, за последний год возросло количество детей, отобранных по «безнадзорности». В 2016 г. их было 623, в 2015 г. — 539.
   
«Через 100 лет после революции у нас такое количество безнадзорности в нашем относительно благополучном регионе?» — удивилась Докучаева.
 

   
Представитель министерства образования Московской области Лидия Куркина оптимистично доложила, что 50% отобранных детей в регионе возвращаются обратно родителям.
 
«Подростков мало изымается, в основном из неполных семей, где один родитель. В 50% случаев дети возвращаются родителям, в исключительных случаях — в организации для детей-сирот», — сказала она.
 
Улучшить работу помогли бы комиссии по защите прав несовершеннолетних, также необходимо ограничить срок отобрания ребенка двумя днями, после которых суд принимал бы решения об изъятии или возвращении ребенка в семью, считает Куркина.
 
Людмила Виноградова предположила, что это только усугубит ситуацию, так как список лиц, которым дозволено изымать детей, расширится.
 
«Не у всех такой благостный взгляд на ситуацию, что раз решения суда выносились, значит изъятия были правомерными. Здесь присутствуют активисты, которые работают „на земле“ и имеют несколько иное понимание этой ситуации, потому что они ее изучают и исследуют со всех сторон. Избыточность мер существует. Это касается всех органов межведомственного взаимодействия», — сказала модератор.
 

   
Ее слова подтвердила руководитель организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» Мария Мамиконян: отчеты из регионов о якобы «нулевых» незаконных отобраниях детей сильно расходятся с реальностью.
 
«С федерального уровня хорошо видна однотипность поводов для вмешательства в семью в разных регионах. Видны единые способы обхода законов. Видно, что это культивируемая система отношений госслужащих к семьям. Создается презумпция виновности родителей. Неблагополучие семьи становится виной, основанием не для помощи, а для насильственного вмешательства. Считается нормальным, что за родителя решают, что в интересах детей, а что нет. А выявление неблагополучных семей перестает восприниматься как постыдное, а становится хорошим поводом для заработка на чужих трудностях. Создан спрос на чужих детей. Родных детей отбирают от родной матери, хотя часто родной семье хватило бы единоразовой помощи в размере выплаты, которую приемная семья будет получать ежемесячно», — рассказала Мамиконян.
 
Отобрание детей обычно сопровождается формулировкой о наличии в семье «непосредственной угрозы жизни и здоровью». Но как определяется степень «непосредственности» данной угрозы, непонятно. О механизме изъятия детей рассказала юрист из Нижнего Новгорода Альбина Волкова.
 
По ее словам, родители вправе не впускать сотрудника органов опеки в жилище даже при наличии акта о проверке. Но после того, как в «игру» вступит полиция, и появится постановление межведомственного взаимодействия, родители обязаны будут принять нежданных «гостей».
 
«Органы опеки должны выявить наличие угрозы жизни и здоровью и отразить их в акте. С актами родители знакомятся уже в суде. Ребенка куда-то помещают, родителям не говорят, куда. В воздухе остается вопрос: как можно „поместить“ ребенка, предварительно его не отобрав? Нормативные акты, дающие широкие полномочия органам опеки, вступают в противоречие с Конституцией. Отобрание детей происходит не только с нарушением закона, но при этом игнорируется милосердие, происходит попрание прав родителей и нарушение семейных ценностей. Отобрание семей подрывает доверие президенту, как к гаранту Конституции, что может привести к „майданам“ и отстаиванию своих прав силой. Россия может стать не только сырьевым, но и генетическим придатком Европы», — отметила Альбина Волкова.
 

   
В качестве иллюстрации к словам юриста Мария Мамиконян привела шокирующую цифру — 46 тыс. 113 детей за 13 лет было усыновлено гражданами США до введения «закона Димы Яковлева».
 
Адвокат из Санкт-Петербургской коллегии адвокатов Олег Барсуков считает, что впору дополнять закон 282 («об экстремизме») формулировкой «деятельность по взращиванию вражды внутри семьи».
   
«Взращивается взаимная вражда между родителями и детьми, происходит „майданизация“ населения. Это целая военная операция», — добавил он.
 
В стране создается ситуация, при которой большинство населения пребывает в постоянном страхе, отметил активист отделения РВС в Пермском крае Алексей Мазуров: «Когда будут проводить мониторинг наверху, могут сказать, что изъятий не так много, грабежей больше, но нужно понимать, что пока у какой-то семьи не изъяли ребенка, эта семья живет в страхе. Страх покрывает всю территорию нашей страны».
 
Присутствующие обсудили повторяющуюся схему изъятия детей: синяк — проверка — отобрание. По словам психологов, оторвав ребенка от родных родителей, органы опеки наносят ему больший вред, чем если бы его мама с папой умерли.
   
Источник: Накануне.RU
   
 
Полное видео: Общественная палата
Больше информации на сайте: Р.В.С.
   
Оригинал взят у artemijv в Ювенальная юстиция в России: Куда пропадают дети?
 
Subscribe to  boeing_is_back
promo boeing_is_back june 22, 13:24 320
Buy for 220 tokens
Сегодня ночью несколько сирийских источников сообщили как минимум о двух пусках российских ракет С-300 из района Тартуса, Сирия в сторону Средиземного моря. Предполагаемой целью был военный разведывательный беспилотник ВВС США EQ-4 "Global Hawk", оснащенный узлом высокоскоростной…
В странах, где разрешены однополые браки, педофилы (необязательно гомосеки) создают семью и через Ювенальную юстицию получают себе ребёночка для утех. И при этом их защищает закон. Никто и вопроса не посмеет задать, почему два мужика постоянно проводят время с чужим ребёнком. В России, судя по всему, педофилы тоже не дремлют. Тоже хотят законодательной защиты.
Российская ювеналка - очевдно же - торгует детьми.