Дневник Анны Франк: исторический документ или голливудский фэнтези



Факты фальсификации доказательств Холокоста

Одним из столпов мифологии Холокоста, доказывающим «несомненный факт» уничтожения 6 миллионов евреев, сейчас является дневник девочки из Нидерландов Анны Франк. Текст этого дневника изучается в школах, в том числе и российских, неизменно вызывая в детях слезы возмущения и жалости. В преподавании дневника ученикам делается упор не на фактический материал, факты и события, описываемые в дневнике, а исключительно на эмоции. Ведь практически никто из детей не читал дневник целиком, им приводились лишь особо эмоциональные отрывки из него. А если исключить из него эмоциональную составляющую и сосредоточиться на фактологии, то еще не до конца уничтоженная у наших детей способность к критическому мышлению может дать бенефициарам уроков Холокоста в наших школах результат, прямо противоположный ожидаемому. И это – реальная проблема всего проекта под названием «Холокост».



Согласно официальной версии и, соответственно Википедии, дневник, который сама 14-летняя девочка начала вести в 1942 году, написан на нидерландском языке, хотя в Амстердам из Франкфурта семья Франков переехала в 1934 году, и для Анны родным языком был немецкий. Первоначально дневник назывался «Het Achterhuis» (Убежище) и описывал жизнь на протяжении более 2 лет в тайном убежище евреев, скрывавшихся от нацистов. Дневник полон персонажей с вымышленными именами, под которые потом подводились реальные люди, а также не вполне цензурные откровения девочки, вступающей в половую зрелость, описывающие весьма неприятные физиологические явления. Эти откровения не свойственны воспитанию детей того времени, тем более, что сама Анна,  по ее собственному признанию, писала дневник с целью его дальнейшего обнародования.

В 1944 году семья Франков была кем-то выдана, арестована и отправлена в лагеря. Анна и вся ее семья, кроме отца Отто Франка, умерла от сыпного тифа в лагере Берген-Бельзен. А дневник, по одним сведениям, был найден вернувшимся после окончания войны отцом в стропилах, а по другим, отобран  у своей соседки Мип Гиз, которая украла его после ареста Анны и хранила в ящике своего стола.

За всю свою долгую историю дневник Анны Франк подвергался многочисленным редакциям и дополнениям, последнее из которых произошло в 2016 году, когда по уверениям директора Нидерландского государственного института военной документации Фрэнка ван Ври внезапно в самом дневнике были обнаружены фрагменты текста, заклеенные оберточной бумагой. Это очень странно, так как более чем за 60 лет сам дневник многократно подвергался всевозможным экспертизам, в том числе и судебным, что ставит судебные решения на основе этих экспертиз под большое сомнение.

Содержание дневника можно условно разбить на периоды с 12 июня 1942 года по1 августа 1944 года (за три дня до ареста):
- Период с 12 июня 1942 года по 5 декабря 1942 года -  небольшой блокнот с льняной крышкой, с красной, белой и коричневой окантовкой («Scotch notebook»);
- Период с 6 декабря 1942 года по 21 декабря 1943 года - специальная записная книжка и отдельные листы. Уверяется, что эти документы были утеряны;
- Период со 2 декабря 1942 года по 17 апреля 1944 года, и с 17 апреля до последнего письма 1 августа 1944 года - две тетради в черном переплете, покрытые коричневой бумагой.

В дальнейшем к трем блокнотам самим Отто Франком была добавлена целая коллекция из 338 листков, описывающих период с 20 июня 1942 года по 29 марта 1944 года, которые, по словам Отто, также были написаны Анной. За дальнейшие десятилетия дневник пережил множество переводов, дополнений, откровенных искажений, многочисленных редакций и изданий, каждое из которых приносило отцу Анны баснословные прибыли. Даже официальная версия признает следующие редакции:

- рукопись Анны Франк;
- копия сначала Отто Франка, а затем Отто Франка и Исы Кауверн;
- новая версия копии Отто Франка и Исы Кауверн;
- еще более новая версия копии Альберта Кауверна;
- сверх новая версия Отто Франка;
-  супер сверх новая версия Отто Франка и Censors;
- Contact edition (1947);
- редакция Lambert Schneider (1950), радикально отличающаяся от предыдущей, и даже несовместимая с ней;
- редакция Fischer (1955), которая возвращает нас в предыдущую редакцию, но в  переработанной и отретушированной форме.

Кроме того, дневник Анны Франк был переведен на множество языков, в том числе и на русский, причем даже трижды. Первый перевод вышел еще в СССР и был издан издательством «Иностранная литература» в 1960 году в переводе Риты Райт-Ковалевой и с предисловием Ильи Эренбурга, который написал:

«За шесть миллионов говорит один голос - не мудреца, не поэта - обыкновенной девочки… <…> Дневник девочки превратился и в человеческий документ большой значимости, и в обвинительный акт».

В 1994 году издательство «Рудомино» издало Дневник со вступительной статьёй Вячеслава Иванова, которое было расширенным изданием 1991 года в переводе М. Новиковой и Сильвии Белокриницкой.

Все русские издания Дневника выходили в качестве литературных, ни одного научного и исследовательского издания на русском языке не существует, однако это дает право пропагандистам Холокоста, вроде Ильи Эренбурга, трактовать его как «документальное» и дающее право быть «доказательством в суде». Не правда ли, очень знакомая ситуация. Сейчас судья Пермского суда именно с такими же аргументами пытается осудить преподавателя и журналиста Романа Юшкова за сомнения в цифре «6 миллионов жертв Холокоста», основываясь на многочисленных трактовках и пересказах в еврейских СМИ итогового документа Нюрнбергского трибунала.

Кроме того, по мотивам дневника вышли кинофильмы «Дневник Анны Франк» в 1959 году, получивший Оскар, и в 2016 году в Германии, пока ничего не получивший, а также мини-сериал ВВС в 2009 году, чешский сериал в 1991 году и даже японский анимэ в 1995 году.

Какой вариант из перечисленных мною Дневников Анны Франк учителя Холокоста преподают российским детям в российских школах, я утверждать не берусь. Вполне вероятно, что свой, переработанный для России вариант, в котором Анну преследуют и арестовывают «кровавые советские чекисты» и отправляют ее в «сталинский лагерь смерти» под Магадан. В любом случае, официально признанный дневник Анны Франк в русском переводе никто из российских школьников не читал, так как подобного просто не существует.

***


В самом дневнике содержатся некоторые сведения о семье Франков и о ней самой. Франки были евреями из высшего общества и очень богатой семьей. Отто, его братья и сестры жили во Франкфурте в особняке на фешенебельной улице Meronstrasse. Отто посещал частную подготовительную школу, а также элитную гимназию Lessing, самую дорогую школу во Франкфурте. После учебы в Гейдельбергском университете Отто уехал на длительный отдых в Англию. В 1909 году 20-летний Франк отправился в Нью-Йорк, где остановился у своих родственников Оппенгеймеров (Oppenheimers). Эта семья весьма интересна. Их близкими друзьями была семья Ротшильдов, которые имели взаимные интересы, как в социальной сфере, так и в банковском сообществе. Возможно, это и определило судьбу в то время будущего проекта «Дневник Анны Франк», как в пропагандистском плане, так и в коммерческом.

В 1925 году Отто женился и поселился во Франкфурте. Анна родилась в 1929 году. Семейный бизнес Франка включал в себя банковское дело, управление лечебными источниками в Бад-Содене и производство капель от кашля. Мать Анны, Эдит Холлендер, была дочерью фармацевтического производителя.
В 1934 году Отто и его семья переехали в Амстердам, где он купил бизнес по производству специй, Opekta, и стал выпускать, в том числе, пектин, используемый в производстве домашних желе.

В мае 1940 года, после того, как немцы оккупировали Амстердам, Отто остался в городе, а его мать и брат переехали в Швейцарию. Фирма Отто вела бизнес с немецким Вермахтом, с 1939 по 1944 год Отто продавал фармацевтическую опеку и пектин немецкой армии. Пектин был консервантом пищи, антиинфекционным бальзамом для ран и использовался в качестве загустителя для увеличения объема крови при переливаниях. Пектин также использовался в качестве эмульгатора для нефти и желатинизированного бензина для огневой бомбардировки в зажигательных бомбах, этакого прообраза напалма, на Восточном фронте. Кстати, подобными бомбами американцы и англичане в феврале 1945 года стерли с лица земли немецкие города Дрезден и Лейпциг. Как поставщик Вермахта в глазах голландцев Отто Франк был нацистским сотрудником. Это же можно сказать и в отношении Оскара Шиндлера, на заводе «эмалированной посуды» которого «спасенные» им евреи производили артиллерийские снаряды, убивающие в дальнейшем на Восточном фронте советских солдат и мирных жителей, стариков, женщин и детей в городах и селах.

6 июля 1942 года Отто перевел свою семью в так называемое «секретное убежище», описанное Анной в дневнике. Это убежище представляет собой трехэтажный, в основном стеклянный, таунхаус, который разделяет садовый парк с 50-ю другими апартаментами. В то время, когда семья и сам Франк скрывались от нацистов, Отто продолжал управлять бизнесом из своего офиса, который располагался на первой этаже, спускаясь в него по ночам и в выходные дни. В офисе также присутствовали и дети Франка, которые слушали там радиопередачи из Англии. Так они и жили на протяжении более чем двух лет.

В 1944 году немецкие власти оккупированной Голландии обнаружили факты мошенничества Отто Франка во время осуществления им контрактов его фирмы с Вермахтом. Немецкая полиция провела обыск в офисе, на чердаке его таунхауса и отправила восемь членов его семьи в трудовой лагерь Вестерборка, где они были вынуждены трудиться. Сам Отто был отправлен в Освенцим, откуда освободился в 1945 году, вернулся в Амстердам и «обнаружил» дневник своей дочери.

Как мы видим, Отто Франк вполне мог эмигрировать в Швейцарию с матерью и братом, но остался ради ведения бизнеса с нацистами. Этот факт, как и факт мошенничества при осуществлении контрактов с гитлеровской Германией, и послужили причиной ареста его семьи и отправки их в трудовой лагерь, где они погибли от тифа.

Как утверждал Отто, «найденные» письма и записки Анны он отредактировал в книге, которую затем он передал своему секретарю Исе Кауверн для дальнейшей редакции. Иса Кауверн и ее муж Альберт Кауверн, известный писатель, и являются авторами первого дневника Анны Франк.

Многие литературоведы и издатели до сих пор гадают, Иса и Альберт Кауверн при написании и издании дневника использовали «первоначальные дневники» или же текст в личной транскрипции Франка. Но крайне интересной является история, что сам Дневник является плагиатом из книг известного еврейского писателя Мейера Левина.

***

После того, как «Дневник Анны Франк» стал бестселлером в 1952 году и пережил более 40 изданий, принеся Отто Франку миллионы долларов, в 1959 году шведский журнал Fria Ord опубликовал две статьи, посвященные «Дневнику Анны Франк». Выдержки из этих статей появились также в выпуске Бюллетеня Экономического совета (Economic Council Letter) от 15 апреля 1959 года:

«В истории много примеров мифов, которые живут более долгой и богатой жизнью, чем истина, и могут стать более эффективными, чем истина.
Западный мир в течение нескольких лет узнавал о еврейской девушке с помощью того, что является ее личной письменной историей - «Дневником Анны Франк». Любое информированное литературное обследование этой книги показало бы, что эта работа не подростка, это невозможно. Примечательное решение Верховного суда Нью-Йорка подтверждает эту точку зрения, согласно которой известному американскому еврейскому писателю Мейеру Левину было присуждено 50 000 долларов, которые должен заплатить ему отец Анны Франк в качестве гонорара за использование работ Левина в «Дневнике Анны Франк».
Г-н Франк в Швейцарии пообещал заплатить своему единородцу Майеру Левину не менее 50 000 долларов, так как он использовал материал и интеллектуальную собственность Левина и «имплантировал» ее в Дневник в качестве интеллектуальной работы своей дочери».

Оказывается, что в изданном Дневнике используется материал из более ранних книг Левина, то есть, «Дневник Анны Франк» является плагиатом из книг Левина. Этот факт установил Верховный суд Нью-Йорка и постановил выплатить Левину компенсацию в размере $50 000, что в 1959 году являлась громадной суммой.

В адрес окружного клерка округа Нью-Йорк (County Clerk, New York County) был послан запрос в отношении фактов дела, упомянутого в шведской прессе и материалов упомянутого в них судебного решения Верховного суда Нью-Йорка. В ответе из офиса окружного клерка 23 апреля 1962 года пришел ответ, в котором вопросы рекомендовалось переадресовать в адрес адвокатов ответчика, нью-йоркскую адвокатскую контору (New York firm of lawyers). В письме была ссылка на хранящиеся в архивах файлы под названием «The Dairy of Anne Frank № 2203-58».

После запроса в адвокатскую фирму первоначально пришел ответ от 4 мая 1962 года, в котором говорилось:

«Хотя мы представляем г-на Левина по другим вопросам, мы не имеем никакого отношения к делу Анны Франк».

Однако уже 7 мая 1962 года пришел следующий ответ от члена New York firm of lawyers:

«Я - адвокат Мейера Левина в его иске против Отто Франка и других. Это правда, что жюри присудило г-ну Левину 50 000 долларов США, в качестве возмещения ущерба, как указано в вашем письме. Эта компенсации была впоследствии отменена судебным разбирательством, Hon. Samuel C. Coleman, на том основании того, что причиненный ущерб не был доказан в соответствии с требованиями закона. Конфликт был впоследствии урегулирован, в то время как апелляция на решение судьи Коулмана находится в ожидании.
Я боюсь, что об этом деле официально не сообщается, поскольку речь идет о самом судебном процессе или о решении судьи Коулмана. Открыто сообщалось лишь о некоторых процедурных вопросах как в 141 Дополнении к Нью-Йорку, Второй серии 170, так и в 5-й серии 181. Правильный номер файла в канцелярии клерка Нью-Йорка – « 2241-1956», и файл, вероятно, является большим и полным, он должен включать в себя решение судьи Коулмана. К сожалению, наш файл находится на хранении, и я не могу найти копию этого решения, хотя оно и появилось в Нью-Йоркском юридическом журнале в начале 1960 года».

Фактическим автором третьего издания Дневника является Мейер Левин. Он был автором и журналистом, который много лет жил во Франции, где и встретился с Отто Франком в 1949 году. Рожденный в 1905 году, Мейер Левин был воспитан в Чикагской тюрьме, известной во времена гангстерской войны как «Кровавая девятнадцатая палата» (Bloody Nineteen Ward). В возрасте 18 лет он работал репортером Chicago Daily News и в течение следующих 4 лет стал автором национального литературного журнала The Menorah Journal. В 1929 году он опубликовал роман «Репортер» (The Reporter), который был первым из его 16 романов. В 1933 году Левин стал помощником редактора и кинокритиком в недавно созданном журнале Esquire, где работал до 1939 года.

Самой известной его работой был роман «Compulsion» (1956), рассказывающий о деле Леопольда и Лоэба и воспринятый критиками как одна из величайших книг десятилетия. Это был его первый «документальный роман» или «неигровой роман». После огромного успеха Compulsion Левин приступил к трилогии романов, посвященных Холокосту. В начале Второй мировой войны Левин снимал документальные фильмы для управления военной информации США (US Office of War Information), а затем работал во Франции в качестве гражданского эксперта в отделе психологической войны. То есть, выражаясь современным языком, был экспертом в ведении информационных и психологических войн, создании вбросов, фейков и операций под «чужим флагом».

Мейер стал военным корреспондентом Еврейского телеграфного агентства (Jewish Telegraphic Agency) с особой миссией, раскрыть судьбу еврейских узников концентрационных лагерей. Левин воспринял свою задачу крайне серьезно, иногда входя в концлагеря впереди танков освободительных сил для того, чтобы составить списки выживших. После войны Левин отправился в Палестину и присоединился к террористической организации Хагана и снова занялся съемкой фильмов.

По мотивам «Дневника Анны Франк» Левин написал сценарий пьесы и попытался поставить ее на сцене и снять фильм. Но внезапно эти планы попали под запрет с формулировкой «недостойны», что и побудило Левина обратиться в Верховный суд Нью-Йорка. Мейер, в конце концов, выиграл суд присяжных против продюсеров и Отто Франка за присвоение его идей, но это решение сделало его врагом всей еврейской и литературной общины Запада, что является нонсенсом, так как Левин сам еврей и все его творчество посвящено пропаганде Холокоста. Несмотря на то, что версия пьесы Левина по-прежнему негласно под запретом, андерграундные постановки произведения часто ставятся по всему миру. Мейер Левин умер в 1981 году, а с его уходом затихла и вся шумиха в отношении авторства «Дневников Анны Франк».

***


Но сам Отто Франк не унимался. В 1980 году Отто подал в суд на двух немцев, Эрнста Ромера и Эдгара Гейсса, за распространение литературы, осуждающей дневник как подлог. Судебное производство подготовило исследование официальных немецких экспертов-почерковедов, которые определили, что текст Дневника написан одним и тем же человеком. Человек, который писал дневник, использовал исключительно шариковую ручку, которая появилась только в 1951 году и, соответственно, была недоступна умершей от тифа в 1944 году девочке Анне Франк.

В ходе судебного заседания Немецкое государственное судебно-медицинское бюро (Bundes Kriminal Amt BKA) с помощью специальной судебно-медицинской техники исследовало рукопись, которая на тот момент состояла из трех жестких блокнотов и 324 отдельных листов, сшитых в четвертом блокноте. Результаты исследований, проведенных в лабораториях BKA, показали, что «значимые» части работы, особенно четвертый том, были написаны шариковой ручкой. Поскольку шариковые ручки не были доступны до 1951 года, BKA заключил, что эти материалы были добавлены позже.

В итоге BKA четко заключило, что ни один представленный на экспертизу почерк не соответствовал известным образцам почерка Анны Франк. Немецкий журнал Der Spiegel опубликовал статью об этом отчете, в которой утверждалось, что весь Дневник является послевоенной подделкой. Что интересно, после суда и публикации в Der Spiegel по просьбе еврейской общины Германии вся информация ВКА была сразу же отредактирована, однако практически одновременно она была «непреднамеренно выпущена» и опубликована исследователями в США.

***

Эти же факты подтверждаются и в знаменитой книге Gyeorgos Ceres Hatonn «The Trillion Dollar Lie- The Holocaust: The Lies of the "Death Camps том 2 стр. 174, а также в книге осужденного в 1996 году за отрицание Холокоста на 3 месяца заключения и 21 000 франков штрафа французского писателя и профессора литературоведения Робера Фариссона «Is The Diary of Anne Frank Genuine?». Я читал книгу Фариссона и считаю, что профессор крайне логично и аргументированно в весьма корректной форме доказал свое утверждение, что «Дневник Анны Франк» является подделкой. Приговор Фариссону всколыхнул всю интеллектуальную элиту Запада. Под петицией в поддержку Робера подписалось  огромное количество представителей научной, литературной, исторической, общественной и журналистской элиты Европы, США и Израиля. Икона интеллектуальной элиты Запада, либеральный социалист и анархо-синдикалист, американский лингвист, политический публицист, философ и теоретик, профессор лингвистики Массачусетского технологического института, еврей Ноам Хомски в своей работе «Поиски правды Ноамом Хомским» так выразился в поддержку Фариссона:

«Я не вижу антисемитской подоплёки в отрицании существования газовых камер и даже в отрицании существования Холокоста. Не будет антисемитской подоплёки в самом по себе заявлении, что Холокост (вне зависимости от того, был он на самом деле или нет) стал объектом эксплуатации, причём злостной, со стороны апологетов израильских репрессий и насилия»
Алан Дершовиц «Слово в защиту Израиля», стр. 379

***


Именно этот «Дневник Анны Франк» сейчас усиленно пропагандируется и внедряется в учебные пособия и на уроки «Холокоста и толерантности» в российские школы. Этой работой по всей России занимается под руководством академика А.Г. Асмолова Федеральный институт развития образования (ФИРО) через сеть региональных ИРО (бывших институтов усовершенствования учителей). Учебными пособиями в рамках финансируемой из-за рубежа программы «Память о Холокосте – путь к толерантности» обеспечивает фонд Аллы Гербер «Холокост». Практически в каждом региональном ИРО на государственной должности старшего методиста работает официальный региональный представитель фонда «Холокост» и за государственные деньги практически в каждое мероприятие в рамках государственных программ внедряет тему Холокоста и толерантности так, что она превалирует над основной темой.

В ноябре 2017 года я с большим трудом попал на круглый стол «Террористические и экстремистские угрозы современности: сущность и проблемы противодействия», организованный Саратовским областным ИРО. Первоначально меня с удовольствием записали в участники круглого стола и одобрили доклад на тему терроризма. Однако узнав мои взгляды и методы исследования позвонили, вежливо отказали и предложили участие в будущих конференциях и круглых столах. Только после намека, что я все равно приду, только с представителями прессы, мне сквозь зубы одобрили участие и выступление с докладом. Все происходящее на круглом столе я записал на ауди-носитель и описал в статье «Как в отдельно взятом министерстве борются с терроризмом с помощью толерантности».

Как оказалось, на круглом столе было крайне мало сказано про терроризм и очень много про Холокост и толерантность. Выступления про Холокост задвинули заявленную тему на задворки, что странно, так как мероприятие проводилось в рамках государственных программ и на государственные средства. Все заранее подготовленные докладчики, включая многочисленных детей, выступили без ссылки на регламент, однако докладчикам, не вписывающимся в рамки Холокоста просто не дали слово.

Специалисту по сектам и деструктивным культам, кандидату философии, преподавателю философии Саратовского государственного университета и Саратовской духовной семинарии о. Александру Кузьмину, выступающему последним, просто заткнули рот, сославшись на регламент. Мне же, не смотря многократные уверения в перерыве модератора стола, официального представителя фонда «Холокост» и одновременно старшего методиста И.Л. Каменчук, слово для доклада не дали вообще, предложив включить мой доклад в итоговую брошюру. Однако в дальнейшем на мой прямой вопрос по электронной почте, будет ли доклад действительно включен в печатное издание, я получил такой обтекаемый ответ, что понял, не стоит тратить свое время и силы для адаптации доклада для печати.

На этом круглом столе прозвучало очень много эмоциональных выступлений школьников о «Дневнике Анны Франк», и только одна школьница вскользь упомянула о дневнике еще одной девочки – Тани Савичевой, погибшей от голода вместе со всей своей семьей в блокадном Ленинграде. История Тани прозвучала в контексте колоссальной трагедии Анны Франк и оставила Таню глубоко в тени Анны. Такими методами умные и подготовленные учителя Холокоста в наших школа подменяют понятия и факты нашей истории в неокрепших и открытых миру умах наших детей. Делается это за государственные деньги по учебным программам иностранных государств и общественных организаций, полностью искажая и заменяя собой учебные программы министерства образования России.

При полном попустительстве Прокуратуры, уличенные в нецелевом использовании государственных средств чиновники, уходят из кресел ректоров областных ИРО в кресла заместителей секретарей региональных отделений партии «Единая Россия», видимо с задачей открыть музеи Холокоста в этих отделениях и во фракции ЕР  Государственной Думы. Я не имею ничего против трагедии Анны Франк. Но когда ее история, по мнению очень многих авторитетных в мире людей являющаяся фальшивой, заменяет в умах наших детей реальные факты истории и героизма, то у меня, как адекватного человека и гражданина своей страны возникает огромное чувство протеста. А когда люди, подобные ректору СОИРО уходят на руководящие должности в правящую партию «Единая Россия» с прицелом, как свои предшественницы, на кресло депутата и заместителя председателя Государственной Думы РФ, невольно задумываешься, а кто реально правит в России, ее народ, или грантополучатели иностранных государств.


Александр Никишин

Subscribe to  boeing_is_back
promo boeing_is_back december 12, 10:21 480
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых угрозах, но и способах их решения. Речь идет о выживании тебя и твоей семьи. Россия - огромная страна. После так называемого "выдоха" - распада…
Да вообще пофих, что там пол дневника шариковой ручкой написано, хоть, бля на принтере напечатано. Там такие деньги крутятся, что за них кого хочешь удавят. Вечнообиженные гешефт блюдут, мама не горюй.
No title
Пользователь ne_skazu сослался на вашу запись в своей записи «No title» в контексте: [...] в 1951 году и, соответственно, была недоступна умершей от тифа в 1944 году девочке Анне Франк. [...]
В историю Муси Пинкензона тоже никто из опрошенных мною местных жителей не верит.
Батя с дочерью - одно лицо просто - хуцпато-лохохостное
Коричневой мразоты понавылазило
т. н. список шиндлера тоже стопудово туфта, жидки любят про себя слезу выдавить
нидерландский язык это вообще голландский, который является диалектом нижненемецкого языка..
Евгей сделал свой маленький гешефтик. Думаю и Библия такой же гешефт, только поболее.
оно вам надо ?
Одним из столпов мифологии Холокоста, доказывающим «несомненный факт» уничтожения 6 миллионов евреев, сейчас является дневник девочки из Нидерландов Анны Франк. \c\ - это бред сивой кабылы и циничная сознательная ложь

фактом является собрание документов в музее Иерушалаим града
для тупых поясню - ну докажите что вы инкубаторский и ни мамы ни папы ни бабушки у вас не было .

в бобруйске \ например \ в 1940 году было 60 % евреев
каков же интерес всех прочих узнать что 40 % получили материальные выгоды от этого - кому дом кому сапоги кому инструменты и проч.

каково это знать что сегодняшние бобруйчане потомки воров и убийц - им это надо ? проще принять закон горсовета что это о ложь тем более что голосование демоктратическое 100 %. воры за а жертвы в могиле ...
Жителей Бобруйска холокост никак не касается. Весь гешефт только Израилю, причём евреи Палестины в войну воевали за Гитлера.
"В 1909 году 20-летний Франк отправился в Нью-Йорк, где остановился у своих родственников Оппенгеймеров (Oppenheimers). Эта семья весьма интересна. Их близкими друзьями была семья Ротшильдов, которые имели взаимные интересы, как в социальной сфере, так и в банковском сообществе. Возможно, это и определило судьбу в то время будущего проекта «Дневник Анны Франк», как в пропагандистском плане, так и в коммерческом."
Ну как бы лет за 20 задумать такой проэкт..... Неужто настолько умный папахен?
Из-за таких чудаков на букву М как автор вероятность диалога о жертвах ВМВ становится отрицательной.
очень оригинальная версия. тупая конечно, но оригинальная.... и сегодня древний народ никак не даёт дикарям спокойствия....