bender190191 (bender190191) wrote in boeing_is_back,
bender190191
bender190191
boeing_is_back

Category:

90 ударов плетью за киноленту

Когда речь заходит о самобытности сегодняшнего иранского кино, возникает много вопросов. После Исламской революции 1979 года иранский кинематограф формировался исключительно под перманентным давлением авторитарного правительства. Многие творцы прибегали к аллегорическим и иносказательным приемам, чтобы обойти цензуру, но большинство умышленно подставлялись под плеть, чтобы обозначить свою позицию и подчеркнуть бескомпромиссность.



Ограничения касаются не только сцен насилия, обнаженной натуры и обсценной лексики, но и таких традиционных запретов, как непокрытая голова у женщин или критика религии и политического режима. На работы иранских режиссеров с каждым годом обращают все более пристальное внимание, ведь именно суровая цензура вынудила постановщиков найти свой стиль и неповторимую подачу.

«Девушка возвращается одна ночью домой» (2014)



Юная девушка в чадре рассекает на скейтборде ночные улицы Бэд Сити — вымышленного иранского города, погрязшем в преступности, наркомании и проституции. Она не чувствует тревоги или опасности в этом неблагополучном месте, ведь сама является альфа-хищником— бессмертным вампиром. В темном городе практически не осталось порядочных людей, поэтому кровь приходится пить исключительно у сутеноров и джанки, а проводить досуг за прослушиванием винилового проигрывателя с Джеймсом Дином местного разлива.



Женщины в Иране остаются подавляемой группой, и для режиссера Аны Лили Амирпур, несмотря на то, что она родилась в Англии, лента стала возможностью высказаться. За несколько лет до выхода на экраны одноименная короткометражка получила приз на фестивале иранского кино Noor, что подтолкнуло молодую постановщицу к созданию полного метра.



У «первого иранского вестерна о вампирах» даже появился собственный альтернативный саундтрек, который записали бельгийцы The Black Heart Rebellion. Музыканты добавили восточного звучания, которого не было в оригинале.



Постановка этого постмодернистского неовестерна проходила в США. К сожалению, сейчас в творчестве Аны Лили Амирпур превалирует западный колорит, но хочется надеяться, что рано или поздно она вернется к корням.

«Такси» (2015)



Самобытность иранского кино впечатляет не только зрителей, но и маститых постановщиков. Хорошим примером является фильм «Такси» Джафара Панахи, который Даррен Аронофски даже назвал любовным письмом кинематографу.

На своей родине картины Панахи находятся под запретом, и этот фактор разжигает у режиссера-диссидента настоящее творческое пламя. Пропорционально силе давления иранских властей растет и сила революционного заявления Панахи, который лично садится за баранку такси, когда ему запрещают снимать.



С лентой «Такси» Панахи стал своеобразным one-man band от иранского кинематографа. Режиссеру хватило всего пары айфонов и одного видеорегистратора, чтобы показать срез настоящей жизни современного Тегерана.



Пассажирами стали непрофессиональные актеры, личности которых до сих пор неизвестны. В салоне автомобиля нашлось место и для драмы, и для комедии, и для настоящей человеческой трагедии.

«Свинья» (2018)

Мани Хагиги показал зрителям Иран таким, каким его еще не видели в ленте «Свинья».



Режиссер играет в фильме самого себя. Он иронизирует над собственным ремеслом и самим собой. В иранской столице происходит череда жестоких убийств популярных деятелей кинематографа, но его это не пугает, а наоборот – возмущает. Хагиги недоумевает, как можно было пропустить его персону. Он приходит к выводу, что недостаточно известен для современного зрителя. Любой ценой Мани пытается вернуть былую славу скандального постановщика.



Можно сказать, что Хагиги снимает кино про поколение иранцев, которое не дождалось перемен и устало страдать в кино и в жизни. Возможно, постановщик больше заинтересован не в живописании свирепств цензуры, а в реакции и трансформации интеллектуальной прослойки общества на эти зверства.



«Развод Надера и Симин» (2011 год)

Асгара Фархади можно смело назвать настоящим счастливчиком, который обладает уникальной способностью не привлекать к своей деятельности внимание властей и снимать при этом хорошее и самобытное кино. Некоторые кинокритики даже считают, что именно его картины вернули моду на иранский кинематограф.



«Развод Надера и Симин» стал первой лентой, получившей главную награду американской киноакадемии.

Иранская пара, прожив 14 лет вместе, решает покинуть Иран, но мужа останавливает сыновний долг. Жена же намерена уехать и забрать с собой дочь. Семейная дилемма представлена с разных точек зрения, что только усиливает эмоциональный груз социальной драмы.

Везение и уникальное художественное видение нашло свое подтверждение уже через пару лет, когда Фархади выпустил «Коммивояжера». Лента обыгрывает классическую пьесу американского писателя Артура Миллера «Смерть коммивояжера», которую по сюжету играют герои фильма.



В скором времени зритель оценит синергию разговорного иранского кино и латинской теленовеллы. Внимание широкой аудитории призваны привлечь звезды первой величины — Хавьер Бардем и Пенелопа Крус.





Subscribe
promo boeing_is_back december 12, 2017 10:21 680
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых угрозах, но и способах их решения. Речь идет о выживании тебя и твоей семьи. Россия - огромная страна. После так называемого "выдоха" - распада…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments