Какая дорога ведет от Храма?


Как декабристы Герцена, меня сегодня разбудил возмущенный Соловьев. Своим многократным повторением слова «дегенераты» в адрес всех высказавших хоть что-нибудь относительно пожара в Нотр-Дам де Пари, он отстаивал принципы гуманизма, и призывал осознать всю остроту момента. Ну по крайней мере он так думал, что отставиает. Вообще, судя по комментариям г-н Соловьева, он очень подавлен и потрясен всем этим парижским внутренним горением. Ещё его впечатлила древность собора, мол «вы только вдумайтесь сколько ему лет!». Страшно представить всю ту бурю эмоций, которым подвергнется г-н Соловьев, буде он окажется пред мамонтенком Димой. Но тем не менее, давайте последуем призывам нашего «стратегического медиа-бомбардировщика» всея Руси, и собственно, вдумаемся...

На старте возведения Нотр-дама у них - у нас здесь правил Андрей Боголюбский. Ну «здесь» это строго говоря натяжка - Москва была ещё слишком молода, чтоб предоставить инфраструктурную площадку для центральной власти. А наш Дмитрий Донской появится на свет только спустя 5 лет после сдачи объекта свежесгоревшей недвижимости в эксплуатацию. В принципе, такой долгострой отнюдь не редкость при строительстве кафедральных христианских соборов той эпохи. И дело не столько в сложности возведения - глубокий сакрально философский смысл и символизм были заложены в самую суть процесса строительства - прапрадеды парижанина 13 века строить храм божий начинают, и только его праправнуки этот храм заканчивают. Преемственность и соборность зафиксирована в камне. Не просто религиозный объект, а архитектурно-осязаемая народность - вот что получалось в итоге. То есть, не только конечный результат, но и сам процесс возведения был целью многовекового мероприятия. И пока в Париже проходили путь от фундамента до шпиля, до того самого который рухнул в понедельник, мы шли свой путь - от Андрея Боголюбского, перевернувшего Русь и положившего начало современной нашей государственности, и аж почти до боя за возврат утерянной ранее независимости, который (бой) даст орде на Куликовом Поле Дмитрий Донской.

Окончательную независимость мы получим спустя ещё сотню лет - по результатам Стояния на реке Угре, что при Иване III Великом состоялось. И в ознаменование этой независимости, или самодержавности, как мы тогда её называли, он тоже начнет строительство храма, колокольня котрого - Ивана Великого - и по сей день возвышается в Кремле.

Второго декабря 1804 года, в Нотр-Дам де Пари состоялась коронация императора Наполеона Первого, который спустя восемь лет после этой своей коронации, и будучи «в гостях» в Москве, сбросит крест с уже упомянутой колокольни Ивана III, как с символа нашей независимости государственной и культурной, а в храме оной устроит конюшню. Сакральненько? Как видим, да, сакрально можно не только строить, но и рушить. Ритуально где-то даже.

Ещё про ритуалы и пепелище: почти 6 лет назад один старый парижанин, эдакий эталонный француз, по имени Доменик Веннер, пришел в Нотр-Дам де Пари и застрелился. Самоубийца был и историком, и философом, и писателем, а ещё французом, христианином и патриотом. Короче, «совесть нации». И эта французская совесть, своим суицидом, протестовала против легализации однополых браков. Застрелился на алтаре собора Парижской богоматери, да. И что? Браки запретили? Гей-парады отменили? Курс на блудливый идиотизм поправили? Ответ очевиден.

А 21ого апреля года нынешнего, от Рождества Христова, этот сакральный собор, вместе с алтарем и шпилем, сгорел - как водится в прямом эфире. «Нотр-дам» Гюго остался, ведь рукописи не горят. А этот вот сгорел. Или даже, знаете, он не сгорел. Он выгорел.

Заламывать руки, причитая о древности архитектурного объекта не вижу смысла. Ведь тогда в Самарканде и Каире, или скажем в Иерусалиме, от этой самой древности придется поехать планкой.

А сакральность штука тонкая. Французы, и вообще западные европейцы, вы утеряли право на собор! Ваши пращуры возводили этот алтарь веками, и веками вращали землю в тени его шпиля. Но вы предали всё, что символизировал ваш храм, и он покинул вас - ну не по Хуану стало сомбреро. Ибо.

У нас так тоже было: мы свои храмы и взрывали, и священников расстреливали, а монастыри превращали в лагеря, и на этом самоубийственном пути мы почти дошли до полного самоистребления. «И мы помним, как солнце отправилось вспять, и едва не зашло на востоке». И вот чтоб спастись, оказалось что нужно вернуть храмы, а чтоб вернуть их, надо сначала вернуть себя. И этим мы и заняты. Строительством храма - наши деды начали, и видимо только внуки окончат. И здесь всё, от сталинского «братья и сестры» на ноябрьском параде 41ого года, и до воссоединения России с Крымом, а значит и с Херсонесом, и с покаянием перед белыми баржами под Керчью. И это конечно не конец, и даже не начало конца, хотя возможно это конец начала.

Ну а еэ-эс-овцы? На что они окажутся способны, ради возвращения утраченного ими? Вернуть себя способны? А оно им надо?. Они вообще понимают, что случилось? Понятно.
Subscribe to  boeing_is_back
promo boeing_is_back december 12, 2017 10:21 657
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых угрозах, но и способах их решения. Речь идет о выживании тебя и твоей семьи. Россия - огромная страна. После так называемого "выдоха" - распада…
Интересный пост и аналогии интересны (хоть и великодержавно-пафосные).

А вот как можно эту символико-смысловую сетку совместить с другим событием произошедшим в этот же день.

В то же время, когда в Париже горел знаменитый собор Нотр-Дам, другой пожар вспыхнул в Иерусалиме, в мечети Аль-Акса (третьей по значимости в Исламе).

В социальных сетях можно было увидеть кадры с дымом и огнем, выходящими с крыши строения, известного как молитвенная комната Марвани или конюшни Соломона.

Нельзя не признать тот факт, что новостная повестка действительно формирует нашу осведомленность о "знамениях времён" и встраиваемых сакрально-смысловых концептах.

А так да, "если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно".


«АМАГКН»
Он видел, как Париж родился,
Как век за веком, день за днём
Все выше в небо он стремился,
Как распустившийся бутон.
***
И, прошлого храня заветы,
Назло безжалостным годам
Надгробьем города навеки
Стать смог бы древний Нотр-Дам.
***
Но время, властвуя над нами,
Повергнет всё к своим ногам —
И сталь, и медь, и древний камень
Ему придутся по зубам.
***
И храм в руины превратится,
Но, чтоб оплакать смерть его,
Со всей Земли начнут сходиться
Все, кто прочёл роман Гюго.
***
И тень собора перед ними
Предстанет в гордой красоте,
Но он лишь призраком отныне
Жить будет в сердце и мечте…

https://burgbul.livejournal.com/36956.html

Почему люди не видят, что ими помыкают со всех сторон?

Ничотак пост. Надоть распространить.
Я бы даже где-то добавил. Например, в том месте, про строительство: как строили раньше, и как строят/реконструируют в наши времена. Раньше строили верующие, и с молитвой. Ну по крайней мере так предполагается, потому что как бы "по определению", - других строителей и не было. А уж про то, что с огнём при строительстве лучше не шутить, они таки имели понятие. И куда же оно исчезло, в век высоких технологий и всеобщей электрификации?

И таки да, в этом искусно нагнетаемом ажиотаже вокруг рукотворного, в общем-то, пожара в соборе, который никогда раньше ещё не горел, без высоких технологий-то, - в этом во всём что-то пошловатое видится. На уровне того, что вот и мы, дескать, знакомы с культурным мировым наследием, и переживаем, как же мы теперь будем без этого культурного объекта. Роман Гюго (на уровне хотя бы шлягера из "Эсмеральды") нам знаком, слышали о таком. Деталей не помним, но про Квазимоду знаем, как же. И потому скорбим.
Ну ладно, тогда и я в пошлость ударюсь. Как-то были "изобретены" такие "законы", из наблюдений за жизнью:
1. Всё, что может испортиться - портится.
2. То, что портиться не может, портится тоже.
Понятно, что шутить в это скорбное время - моветон. Однако эти "законы" можно применять не только к сооружениям, которые могут гореть чисто теоретически.
С порчами надо бороться тоже "с душой", а не спустя рукава.
Историю надо знать!
(Anonymous)
"Братья и сестры!..." было сказано Сталиным 3 июля, когда он лично выступал по радио.
7 ноября он этого не говорил!
РЕЧЬ И.В.СТАЛИНА НА ПАРАДЕ КРАСНОЙ АРМИИ
7 ноября 1941 года.
на Красной площади в Москве


«Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентного труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!..»

Edited at 2019-04-18 05:25 pm (UTC)