narodreporter wrote in boeing_is_back

Categories:

Почему «ливийская авантюра» может выйти Турции боком

Уже  2 января 2020 года станет ясно, вступит ли Турция в ливийскую войну  официально. В этот день Парламент страны должен дать согласие президенту  Эрдогану на отправку войск на помощь официальному Триполи. Между тем,  появились сообщения о переброске Анкарой в Ливию сирийских боевиков.  Резко возросла вероятность их столкновения с российскими «вагнеровцами»,  которые, по имеющимся сведениям, поддерживают наступление фельдмаршала  Хафтара.

В совокупности это напоминает зеркальное отражение  ситуации в САР, но Анкара и Москва поменялись в ней местами. Однако в  Ливии расклад получается гораздо более серьезным: в него включено  гораздо больше стран, в том числе, входящих в НАТО, некоторые из которых  оказались по разные стороны конфликта. А за всем этим стоит газовый  вопрос и темная тень США.

На днях мы подробно рассматривали  сложившееся в Ливии положение. Некогда процветающее североафриканское  государство после агрессии НАТО в 2011 году теперь расколото на  отдельные племенные территории и полисы, непрерывно воюющие между собой.  Официально признанное международным сообществом правительство Фаиза  Сараджа находится в столице Триполи, но реально почти ничего не  контролирует. Ливийская национальная армия (ЛНА) Халифы Хафтара,  подчиняющаяся Парламенту, имеет реальную силу, но с точки зрения закона  ее статус - «мятежная».

Триполи активно поддерживают Турция и  Катар, а также бывшая метрополия – Италия. За Хафтаром стоят Египет, ОАЭ  и, если верить Риму, Франция. То есть, как минимум две европейские  страны, входящие в НАТО, оказались по разные стороны баррикад. Весьма  двойственно и положение России. Официально Москва признает правительство  Сараджа, но также тепло встречала фельдмаршала Хафтара, и, по имеющейся информации, на стороне ЛНА замечены российские военспецы, которых обобщенно принято называть «вагнеровцами».

В  настоящее время ситуация застыла в шатком равновесии. Наступательный  порыв Хафтара стих, идут позиционные бои, о чем мы подробно рассказывали ранее.  Не желая лезть грудью на амбразуру в городских боях, стороны конфликта  очень широко применяют БПЛА: Триполи получает беспилотники из Турции, а  ЛНА – из ОАЭ. Все может изменить вступление в войну полноценной турецкой  армии, имеющей тяжелые вооружения и поддерживаемой авиацией.

Ключевой  вопрос, зачем Анкаре это нужно? Общей границы с Ливией у Турции нет,  никакой экзистенциальной угрозы со стороны курдов не имеется. На самом  деле, причин может быть несколько.

Во-первых, не будем  забывать о том, что Ливия в свое время входила в состав Оттоманской  империи, а сейчас в Турции очень сильны неоосманские настроения. Анкара  явно не прочь навести свой собственный порядок в бывшей  североафриканской колонии.

Во-вторых, Ливия весьма богата  углеводородами и удобно расположена для их экспорта. Если военная  поддержка Триполи окажется удачной и турки сумеют взять под контроль  нефтеносные поля, Анкаре явно неплохо с этого «обломится».

В-третьих, ранее мы рассказывали,  что в Средиземноморье скручен сложный клубок газовых интересов разных  стран. Израиль, ОАЭ, Египет и греческий Кипр продвигают газопровод  EastMed, должный составить конкуренцию ТАНАП и «Турецкому потоку», на  которые поставила Анкара.

Выступив на стороне Триполи, Эрдоган  создаст угрозу альтернативному проекту в Средиземноморском регионе. В  Ливии уже появились турецкие «прокси», Мисурата превращается в  военно-морскую базу. Опыт войны в Йемене показал, как «неизвестные силы»  весьма эффективно нанесли комбинированный удар БПЛА и крылатых ракет по  саудовским НПЗ и нефтеносным полям. Не меньшей головной болью для  России являются постоянные атаки неких террористов по авиабазе Хмеймим в  Сирии. Иначе говоря, простор для действий против конкурентов  открывается большой.

Однако при всей кажущейся выгоде,  «ливийская авантюра» может дурно закончиться для президента Эрдогана.  Необходимо учитывать, что общей границы между этими странами нет.  Снабжать по воздуху серьезный воинский контингент проблематично. Морем  можно, но следует помнить, что этой операцией Турция перейдет дорогу  очень серьезным игрокам, например, Израилю, за которым стоит Вашингтон,  Египту и той же Франции, третьей по силе стране в НАТО.

Про роль США стоит сказать отдельно. Сейчас активно обсуждается  их давление на «Северный поток-2». Но на российском проекте все может  не ограничиться. Американские корпорации вложили огромные средства в  «сланцевую революцию», которые необходимо отбивать. Есть два реальных  рынка для СПГ – Азия и Европа. Задача перед Вашингтоном стоит - отжать  на них свою максимальную долю, при этом не позволив серьезно уронить  цену на газ. «Северный поток-2» США остановили на неопределенно долгое  время, теперь на очереди южное направление. Под угрозой не только  «Турецкий поток», но и ТАНАП, и EastMed.

Будем называть вещи  своими именами: для американцев сейчас выгодно столкнуть между собой  всех участников газовых проектов Средиземноморского региона в войне,  прямой или опосредованной, которая поставит под вопрос реализацию и  эффективную работу трубопроводов, усугубит существующие проблемы у  стран-участниц конфликта и создаст для них новые. «Разделяй и властвуй».   

Источник https://narodreporter.livejournal.com/148637.html

promo boeing_is_back декабрь 12, 2017 10:21 672
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.