marksman_ru (marksman_ru) wrote in boeing_is_back,
marksman_ru
marksman_ru
boeing_is_back

Categories:

Возможна ли жизнь в газовом гиганте?

19027e727e.jpegВсё сдулось, всё слито. Если верить «Эху», на «московском деле» протест раскачать не удалось. Весь профит ограничился явлением Егора Жукова. Да и тот якобы приобретение сомнительное. В целом, удел демократического процесса жалок: авторитарный режим успешно душит активистов, забирает себе правозащитную поляну, а общечеловеки беспомощны, ибо объединяться никто не хочет — только объединять. Фронда накопила богатый архив наблюдений за действительностью, но выводов почему-то не делает. А пора бы уже наконец, тем более, им разъяснялось, и не раз: демократия — штука весьма ущербная. Следовательно, желающих ради её нетвёрдых принципов идти не то что на жертвы — даже на простые неудобства всегда будет мало. Абстрактные идеалы недостижимы, а суррогаты русским впарить трудно — восстаёт природный здравый смысл. Русские пойдут другим путём. Назовём его неомодернистским.

Ключевые слова: блокчейн, открытый код, semantic web, онтология, машиночитаемое право, кризис парламентаризма.

Потасканная святая

Кто из умников ешё не оттоптался на демократии? — нет таких, все язвили, и не по разу. Но где результат? Где знаменитая рефлексия многих поколений тонко чувствующих, высоко парящих интеллектуалов? Где прогресс демократических институтов, что остановит наконец мировой конвейер пошлости и цинизма? — Развития нет. Заметим: признанные законодатели демократических мод — саксы и франки — хоть и смешны уже давно со своими династиями, выборщиками и свободой скабрёзного слова, вовсе не собираются корректировать вековые традиции политических свобод. Боятся тронуть ритуалы, ибо шевельнутся они — встанет вопрос уже о базовых ценностях демократии. А что с ними? — валяются в дорожной пыли. Давно скинуты с телеги прогресса, чтоб не отсвечивали своим недоумением инквизиторский пафос ортодоксов, который хоть и оснащён по последнему слову манипулятивной техники, но из соцсетей, эфиров и утюгов завывает, как двести лет назад с трибун и газетных колонок, и всё про ту же свободу. Демагогически. Единственной материализацией базового свойства человека — быть свободным — объявлена представительная демократия, и любое её критическое обнюхивание приравнивается к преступлению против человечности — как посягательство на священную человеческую свободу. Но жива ли там, в пыли свобода, дышит ли ещё, сотни раз перееханная каретными колёсами, танковыми траками и членовозными кортежами?

У каждого в углу есть образок Свободы

Жива-то она жива… Ладно. Давайте подумаем, как оптимизировать осуществление этой нашей базовой ценности — свободы — с учётом вновь открывшихся технологических обстоятельств (цифровых). Именно «оптимизировать», а не, скажем, «обеспечить торжество», ведь есть и другое базовое свойство человека — стремиться к защищённости. Конкретная политическая система всего лишь оформляет между этими двумя инстинктами компромисс. — Ну и как? Он всех устраивает? Речь не о России, с её особенностями, а о базовых, наиболее общих для цивилизации механизмах представительной демократии, общих и для Европы, и для Штатов, и для Ирана.

Если кому «ну и что не так?», — поясню. Не только сообществам, но и отдельным людям приходится искать для себя упомянутый компромисс. Например, выбирая занятие на вечер, человек вроде бы свободен выбирать в пределах своего бюджета, однако соображения, похожие на стремление к безопасности, ограничивают выбор. В результате, он часто отказывается от, например, увлекательной попойки с друзьями, потому что ЗНАЕТ свой диагноз, или от вызова «сиделки» на дом, потому что ЗНАЕТ о том, каким он (диагноз, а впрочем, и дом тоже) может стать. В итоге, большинство отправляется в зал или в оперу. Вот он — естественный компромисс двух инстинктов. Естественный, потому что опирается на третий инстинкт — на стремление к правде. Люди, чтобы примирить желания со страхами, ищут информацию, пытаются понять истинное положение дел, освоить правила игры.

Физиология власти = употребление свободы + источение распоряжений

Ну так вот, «что не так» мне видится в том, что общественный компромисс свободы и безопасности не имеет ничего общего с естественным компромиссом индивида. Это не элегантно, а значит, решение наверняка не оптимально. Как действует в отличие от индивида общество? — главным инструментом разрешения нашего конфликта оно избирает институт власти. Даже прожжённому демократу, получившему должность, ты должен-таки подчиняться. Знать и понимать от тебя не требуется, ибо «незнание не освобождает». Тебе неуютно жить, дружок, вот так, вслепую? — Зато безопасно. Ну, хоть боле-менее... Ах, ты слышал, что «свобода есть осознанная необходимость»? — Так значит ты уже! Быстренько осознавай своё плебейство и будь свободен.

Подозреваю, что приличные люди стремятся к власти из безотчётного желания убрать дискомфорт слепой безопасности и понять наконец, что есть что на самом деле. И они получают, чего ищут: чем выше поднимаются, тем наивнее сами вчерашние себе кажутся. Только вот, поднявшись, подтянуть к пониманию и общество, оставленное внизу, ни у кого «безотчётного желания» не возникает, ибо преуспевшему демократу становится очевидно: управляемые должны знать только порядок действий для исполнения воли руководства. При этом, кстати, «понимание» публики часто требуется прямо противоположное пониманию руководящего демократа — таково распространённое заблуждение «элит». Это не от Макиавелли и Форда пошло — это инстинкт. Таковы люди. Впрочем, что это я напал на бедных общечеловеков? Не только наследникам Линкольна и Гайдара — Папам Римским и императорам византийским это заблуждение было свойственно не в меньшей степени. Но нас ведь интересуют только лучшие практики...

На каждой ступеньке власти сценарий повторяется, и вот мы уже сочувствуем Трампу, задолбанному фейкньюз. — Даже Трампа нам жаль, а что же говорить про Путина? На защиту уж его-то картины мира мы все готовы как один! И не позволим известную нам с ним действительность злонамеренно искажать и паскудить ни гнусным «партнёрам», ни злобным «коллегам».

Ничего личного

— Что, сарказм чрезмерен? Думаете, на такие темы не шутят? Так я и не шучу, я высвечиваю дихотомию. Она удручает: существующий в мире порядок обращения с общественно значимыми фактами и суждениями оставляет только два пути неспециалисту — или «я знаю, что ничего не знаю» (= «все хороши») , или «право оно или неправо, это моя ____(нужное отечество вписать)» (= «телевизор/радио врать не будет»). Меня не устраивает такой выбор, я хочу, не становясь специалистом в предмете (у меня и своих дел хватает), иметь возможность проверять бесспорность или степень аргументированности любого тезиса. 1444157618_yahooeu_ru_3.jpeg Например, возьмём утверждение «__% евреев Литвы были уничтожены ещё до прихода гитлеровцев» (ставлю «__%», потому что не уверен, что точно помню упоминавшуюся в наших СМИ цифру, а вольности в таком вопросе неуместны). Так вот, я хотел бы быть уверенным, что всем известно место в Сети, где лежат все когда-либо звучавшие возражения к этому суждению.

Только если в мире будет существовать единственное место нахождения или естественный способ получения всех известных возражений к любому наперёд заданному суждению (возражение - это тоже суждение), ни один полемист не посмеет игнорировать  контраргументы. И только из такого источника я готов серьёзно рассматривать информацию. Сейчас для оценки достоверности сообщений люди используют институт репутации. Он крайне несовершенен, и по факту привёл нас, как многие жалуются, в тупик постправды. С одной стороны, из публичных персон мне не известен ни один, кто никогда бы не ошибался, а с другой, для узких в конкретной теме специалистов любое публичное высказывание по своему предмету = публикация, то есть, это бизнес, то есть, «ничего личного». Знаете ли, и наука — это ведь тоже бизнес, и в ней тоже есть место маркетинговым приёмам.

"Только если в мире будет существовать единственное место нахождения или естественный способ получения всех известных возражений к любому наперёд заданному суждению, ни один полемист не посмеет игнорировать контраргументы."

Демократия = власть демократов

Согласен, что нельзя уравнивать демократию, увешанную обратными связями, и средневековые деспотии.  До тех пор, пока обратная связь в обществе не стала положительной (для неспециалистов, это та, которая отправляет систему в разнос), демократия — лучше. Но не демократически ли Гитлер пришёл к власти? Хотелось бы минимизировать риски и добавить к традиционным сдержкам и противовесам, которые сейчас болтаются в воздухе или, в лучшем случае, опираются на чьи-то плечи, материальную ось (информационную).

Это плохо, что демократический процесс имеет единственной целью передачу власти в ЧЬИ-НИБУДЬ руки. Так дефекты и проблемы этих ЕГО рук становятся дефектами и проблемами врученного ЕМУ общества, неприятностями той кочки, лидерства на которой ОН добился. Считается, что демократия — это власть демократов. Какие попадутся, такой власть и получится. В нынешнем мире о ЧЁМ БЫ мы ни говорили, мы говорим о КОМ-ТО. Утренний тремор чьих-то пальцев или сохранённые чьими-то ладонями воспоминания об упругих персях подцепленной (подцепленного) давеча на брифинге мулатки (мулата), запросто скорректируют ваш какой-нить там градостроительный план. И не надо притворяться, что в теории этого можно избежать, не будьте ханжами: люди останутся людьми.

"Не демократически ли Гитлер пришёл к власти? Хотелось бы минимизировать риски и добавить к традиционным сдержкам и противовесам, которые сейчас болтаются в воздухе или, в лучшем случае, опираются на чьи-то плечи, материальную ось (информационную)."

Выигрывает только казино

Причём, и со стороны «плебса» — всё те же люди, и это второй очевидный изъян. Такие же самые люди, прям как близнецы своим начальникам, разная только судьба. И все про всех всё прекрасно понимают. Вот согласитесь: голосовать ходят те, кого это развлекает — ведь если ты не сам банкуешь, рационального смысла упираться в «гражданский долг» нету. Остаётся только эмоция: или дуля в кармане, или вибрация на общей с земляками частоте, защита скреп, твёрдое «нет» мировой закулисе или там, оси зла. Но как демократам эту эмоцию разогреть до температуры ракетного сопла, способного унести гражданина к урне в законный выходной с дивана или с грядки? — Добрым шоу с закрученной драматургией замысла, конечно! Технология отработана, специалистов — пруд пруди.
Only bad news are news...Не замечали? — сюжеты в новостях про чьи-то неприятности выглядят занятней, чем бравурные репортажи. Даже объявления внезапных реформ смотреть веселее, чем открытие новых поликлиник. Скажем, репортажи про перерезание ленточек утомляют (хоть оно и «вселяет» ,но хватило бы сообщения в стиле 70-х «Хлеборобы черноземья отчитались в закрома Родины...»), а вот про перерезание последней в регионе дороги снежной лавиной смотреть терпимо, хотя и грустно. На этом, кстати, наши рукопожатные могли бы здорово выигрывать, имей они ещё какие-нибудь основания для успеха, хоть какие-то способности. Ведь «развлекать» сподручней именно им, их нерв «Ату Путина!» искренен, желчь льётся изнутри, из мозгов, из печёнок, из гнилого, может даже, ливера. Властям сложнее — им трудно усердствовать в обличительстве, они пытаются, но выходит наигранно. Хорошо ещё, есть Украина со Штатами и Польша с Британией, самим не надо ничего выдумывать. Да и мы для партнёров находка, с них нам сэнькс и дьженькуе причитаются, шчо мы у ных е.
И вот, несостоявшиеся учителя, всевозможные недо-инженеры сопят в эфирах и блогах, раздувая пожары из угольков, своевременно оброненных специалистами из офисов повыше. Если не будет интриги, если ослабнут страсти, обывателя не получится окуклить в электорат — так и будет бестолку суетиться в своей повседневности, ни уму, ни сердцу политического класса. Прям, опарыши в опилках. Это я к тому, что демократический процесс неотделим от провокаций. Причём, опасных, периодически приводящих народы в кровавую баню. И не надо думать, что теперь всегда будут стрелять по заявке, как персы в Ираке 8 января 2020г или янки в Сирии 14 апреля 2018г — без жертв и по контракту со вторчерметом на утилизацию устаревших железяк. Кто-то ведь как-нибудь и от души оттянется… Нет, ребята, лучше бы поменьше креатива и интриг...

«Дети!» — сказал бы товарищ Бендер.

Для полноты картины надо упомянуть ещё неповоротливость институтов парламентаризма. Правда, в России этот недостаток, если и проявляется, то не всегда и не везде: по счастью, чаще граждане, если чего-то очень хотят, долго не могут этого дождаться — спасибо демократии. Хорошо хоть, во внешней политике и при осуществлении государственных интересов, изредка даже корпоративных, нормотворческий аппарат скор и производителен. DytSUnrXgAAL6JW.jpg Тут мы обоснованно сочувствуем нашим вероятным партнёрам, снисходительно наблюдая, как они в своём лагере суетятся и препираются, безуспешно пытаясь построиться не то что в фаланги, хотя бы в нестройную шеренгу, чтоб двинуться на нас. — Ну точно: «Дети!»

А когда-нибудь демократы были взрослее? Может, раньше люди были чище, и только теперь испаскудились? — Нет, конечно. Просто теперь нам есть с чем сравнивать: мы живём в другом темпе, на нас льётся больше разных слов. И естественен вопрос: а как бы так устроить, чтоб в словах стало больше смысла, и чтоб бешеный темп жизни бил не только по нашим плебейским воротам? А так-то да, люди те же. Это надо принять, и с этим двигаться дальше.

Раз так, пусть полномочия хотя бы обременяют

Повторяю: хватит ханжествовать. Лучше идите в реалисты и требуйте ещё вчера невозможного: сохранения в публичном распределённом реестре (блокчейн) цифрового следа служебных деяний обличённых полномочиями граждан (гражданок). Это только для начала, это чтоб далеко не ходить, раз уж разговор зашёл о неприглядной роли личности в демократии.

"...требуйте ещё вчера невозможного: сохранения в публичном распределённом реестре (блокчейн) цифрового следа служебных деяний обличённых полномочиями граждан."

Это пока ещё не сам неомодерн, это только разминка, но уже и она — осиновый кол в сердце коррупции. Ау, Навальный, неужели тебе это не приходило в голову? — Гы-гы, думаю, приходило, он же не дурак, но зачем ему? Будет ли стоить такая «власть» хлопот за неё бороться? Да и жизнь такая — кому она нужна? Её ж и отдать будет не жалко. Зато, кто согласится на такую жизнь — вот таких бы нам к штурвалу… И тут, проступают черты системы, в которой власть перестаёт быть желанной, ибо начинает смахивать на подвиг, причём монашеский - пусть не без честолюбия, но всё ж и не по корысти.

К слову, где нынче нива для честолюбивых? — наука, изобретательство, спорт, искусство (то есть любые творческие виды предпринимательства); и только потом — власть. Честолюбивых, боюсь, в наших властях чуть-чуть. Скажем, я надеюсь, что они есть. Но если демиурги, если фантазёры и ваятели — люди, в ком источник и причина всех благ и свершений, — не видят роль чиновника интересной, то как они смотрят на тех, кто в чиновники пошёл? Если свысока, тогда как и ему — как из сановного кресла до них достучаться? Как на них рассчитывать? — Трудно рассчитывать, а жаль, ведь гармония тут была бы очень кстати. Да что там «кстати» — без неё вообще никуда. Вот в «нигде» и сидим, извиняюсь, — в постмодерне.

Творческая идиллия = ничего не делать дважды

Блокчейн-фиксация всего происходящего в чиновной среде мера хоть и системная, но прежде всего санитарная, стерилизующая любую управленческую активность как таковую, при любой политической системе. Такое применение «сквозной цифровой технологии» можно начинать прямо сейчас (ау, «Цифровая экономика»!). Настоящий же демократический неомодерн начнётся, когда мы примемся за строительство рациональной инфраструктуры общества — системы, в силу которой (это математики так говорят — «в силу системы») придётся действовать «эффективным менеджерам» будущего. Представьте себе, что каждое событие, каждый акт взаимодействия гражданина и власти отражается на устройстве этой системы, дополняет и шлифует её.

Вот простейший пример: гражданин заходит на сайт госуслуг и сталкивается со странностями в его работе. Разумеется, он пишет баг-репорт в багтрекер («багзиллу») сайта.
В багтрекере......он может отслеживать судьбу своего репорта, обсуждать его с разработчиками, наблюдать превращение в задачу для программиста, созерцать назначение задачи в спринт и, в конце концов, её фиксинг. А если спринт для неё назначен дальний, можно поинтересоваться, что намечено в ближайших. Да что там, если навык есть — сразу самому баг и пофиксить, добавив фикс к багрепорту.
Предварительно, само собой, открыв editable-спецификацию сайта и убедившись (возможно, обсудив вопрос с другими беднягами там же), что проблема не в его недопонимании регламента работы системы, а в недостатках реализации. Если же ущербна сама архитектура — ему придётся пофилосовствовать, внося предложения о правках в спецификацию системы. Как же ещё нам взаимодействовать с государевыми ресурсами? — только сообща.

"Вот простейший пример: гражданин заходит на сайт госуслуг и сталкивается со странностями в его работе. Разумеется, он пишет баг-репорт в багтрекер («багзиллу») сайта."

Как понимаете, всё — полный open source и унификация. Именно в открытом коде должно разрабатываться большинство государственных операционных систем и приложений. И каждое техническое решение должно стремиться стать стандартным — или первым, или очередным.

XXI-й сон Вер Палны

А вот сценарий для продвинутых, знакомых с понятием «онтология». Человек в неком опусе обнаруживает суждение, которое считает неверным, то есть, противоречащим некоему другому суждению. В комментарии к ключевому для суждения фрагменту опуса человек раскрывает это противоречие. Кто-то с его суждением не согласится и укажет свой аргумент — теперь уже против возражения. И т.д., и т.п., но не по кругу — не так, как сейчас в соцсетевых флудильнях. И без перехода на личности, ибо дискуссия должна вестись в понятиях логики.

«Ну и кому это она, дискуссия, «должна»?» — думаете, срезали? — гы-гы, ожидаемый вопрос. Действительно, кто может судить, где логики достаточно, а где её не ночевало? — Только читатель. Он сам решает это для себя, и в помощь ему дана отсекающая коллаборативная фильтрация (ОКФ).
Чтоб тут не гнусавить,...распишу ОКФ в другом месте (на Ютубе давно уже лежит ролик — в моём журнале в этом месте ссыль), сейчас просто поясню: каждый читатель настраивает под себя чёрный список тех аргументов и/или их авторов, которых лично он больше не хочет видеть. Далее, чёрные списки могут пользователями публиковаться, складываться и вычитаться, в результате чего общество стратифицируется — делится на слои в зависимости от своих представлений о здравом смысле. И всё без модеров, больших братьев и нейросетей. Сильнее будет не та модель действительности, которую лайкает больше хомячков, а та, за которой правда (на чём стои́т умнее страта ). Ведь «в чём сила, брат?» Короче, вот вам и воплощение мечты пресловутой «прослойки»: размер потеряет значение.
ОКФ это просто, это поймёт даже гик-Ярмольник из рекламы МТС: это то же, что система лайков, но только наоборот — не для продвижения новостей и ньюсмейкеров к юзеру, а для исключения глупостей и их генераторов из логической модели мироустройства, стартующей из нынешнего зазеркалья в вечность. ОКФ должна быть штукой архидейственной, настолько мощной, насколько игнор эффективней дизлайка в деле пресечения троллинга.

На многих от рассуждений про «логическую модель мироустройства» наверняка веет маразмом, но если «цифровизация законодательства» и «машиночитаемое право» вам не кажется досужей темой олигофренов, попробуйте вообразить себе эту цифровизацию в отсутствие всеобщей онтологии. — У меня не получается: чего бы ни касался какой-нить там закон, шлейф определений используемых в первой же его строке понятий, если расписать этот шлейф в каком-нибудь RDF, — строго, не рифмуя и без метафор — сотрёт в пыль колёсико мышки у любого, кто попытается прокрутить эту простыню на экране хотя бы до середины. Это я утрирую конечно, но мысль проста: ни в каком Сколково нет и долго ещё не появится яйцеголового гения, способного перепереть законодательство в машиночитаемый формат, не утряся сначала вопрос с онтологической моделью всей окружающей нас действительности.

"если «цифровизация законодательства» и «машиночитаемое право» вам не кажется досужей темой олигофренов, попробуйте вообразить себе эту цифровизацию в отсутствие всеобщей онтологии."

Чтоб сказку сделать былью...

...если кто не знает, наши власти с любопытством листают трактаты (у меня тут ссыль), в которых мелькают пассажи про машиночитаемое право — это когда законы замкнутся в логически непротиворечивую систему, включающую пожарную сирену при попытке посягнуть на логику. …И тогда законотворцы перестанут быть нужными. (Последнее — это я уже от себя, в трактатах подобные системы упоминаются в помощь депутатам. Ну, как-то так...) Ту же задачу решают и за рубежом. Прекрасная идея, даже не новая. Её нельзя не приветствовать и нужно поддержать. А главное — не дать её замылить, ведь такие вещи мало кому из преуспевших «элит» нужны (и за рубежом тоже), так что, пока задачу не объявили невозможной, нам — тем, кого тошнит от правил нынешнего казино, — нужно добиваться её решения.

Судя по всему, у наших властей мы сегодня найдём понимание. Заметили, как много в новом правительстве людей, отличившихся на цифровизации государства? Не сомневаюсь, кстати, что именно глубинным осознанием своевременности учреждения глобальных информационных маяков порождена и путинская идея опубликовать архивы по освобождению Польши от нацистов. — А чем ещё?
Узаконенная нашими партнёрами практика попустительства, поощрительства и насаждения запредельно отвязных авторских версий исторических событий — и давних, и давешних — успела отложить геологически значимый слой ила в мозгах сегодня уже дееспособных поколений. Теперь люди, автоматически пририсовывающие «казнить» везде, где видят «Россия», полномочны и в силах перевернуть этот мир к едреня́м, чтобы привести действительность в гармонию со своими сглаженными представлениями. Мы, конечно, сможем желаемый ими ландшафт присыпать пепельным, но радости в этом не найдём. И пусть даже из публичного обсуждения документальных фактов последует вывод «оба хуже», — мы с нашим Путиным в очередной раз станем народом, принёсшим человечеству великую гуманистическую модель: «Сила в правде».
Ведь ради какой-то там Польши и её претензий создавать исторический прецедент — это стрелять из пушки по воробью. Разумеется, дело не в ней: просто последняя, истЕрическая фаза демократии как общественной формации подошла к отрицанию парламентаризма, и созрели исторические условия для установления диктатуры здравого смысла.

Думаю, не только в вооружениях мы можем претендовать на лавры мирового технологического лидера. Нам вполне по силам решить задачу семантической паутины, выказав при этом уже не только русский изворотливый ум, но и христианскую добрую волю. А если кому-то и в этом деле привидится оружие, если скажут — ещё более разрушительное, чем детище Сахарова, так ведь торговцев из храма гнать не запрещено. Это я про тех, кто, четверть века распоряжаясь протоколами Сети, ничего не сделал, чтобы развить в ней природные задатки здравого смысла и прозрачной логики, все эти годы служа лишь пошлости, продажности и всепроникающему оку Большого Брата.

"Нам вполне по силам решить задачу семантической паутины, выказав при этом уже не только русский изворотливый ум, но и христианскую добрую волю."

Глупо было бы в XXI веке уповать на коммерческий успех и частные инвестиции в решении инфраструктурных задач. Если не для этого, то для чего ещё нужны государства и международные институты? Хотите посмотреть, во что частная инициатива может вылиться — обернитесь на майнинг криптовалют — афёра, выращенная из популистско-демагогической химеры. Или полюбуйтесь на TOR — нет другого такого места, чтоб вас было проще найти, если захотите спрятаться. Крипта и анонимайзеры — дело хорошее, но обеспечивать эти механизмы должны государства. Разумеется, не такие, как сейчас.
Дуракам полработы не показывают, так что, только вам по секрету...Про крипту я уже писал, про гос. анонимайзеры — вот представьте: сервер базы персональных данных — это специализированный вычислитель, доступ к нему возможен тоже только через простейшие вычислители (не способные воспринимать какие-либо команды вообще), их технологическая документация опубликована и они могут быть свободно изготовлены любым, кто пожелает. Публичный отбор вычислителей из партии для установки в сервер случаен, их монтаж также публичен. Экземпляры, не прошедшие по жребию на установку, поступают на свободное тестирование на предмет наличия закладок. Нашедшим — приз. Спецвычислители доступны по сети, но отдавать могут только строго определённый набор атрибутов субъекта. Доступ к полной персональной информации субъекта через Сеть невозможен, выполняется тоже только через аналогичный спецвычислитель, причём, публично, в оффлайне, с санкции суда. Любой хозяйствующий субъект по идентификатору гражданина от гос.сервера получит только те сведения, которые ему обоснованно необходимы — возраст, пол, гражданство, наличие прав, образования… Что там ещё?
Вот над их — государств — качеством и надо работать, а не придумывать отмазки, чтоб всё как-то само обошлось. Потом, попользованным, будет только стыдно и болезненно.

За демографию и гуманизм!

Хотя гуманистическая победа без сомнения будет за русскими, надо бы всё же задачку решить поскорее: каждый год промедления — это год чьей-то жизни, может даже, жизни поворотный год, последний год детородного возраста. Понимаете? — Ценой может стать очередное потерянное поколение русских. Знаю, о чём говорю, сам из такого.

"надо бы задачку решить поскорее: каждый год промедления — это год чьей-то жизни, может даже, жизни поворотный год, последний год детородного возраста. Ценой может стать очередное потерянное поколение русских."

«Ах вот оно в чём дело, так бы и сразу! Очередной лузер пыжится на реванш.» В каком-то смысле да, лузер. Ведь лузеры — это те, кто не вписался в правила игры. Кто-то не смог, кто-то не захотел, или приснились правила поинтересней. Последних называют революционерами. Впервые увидев WWW гв 1994-м, я сразу «понял», что лжецам скоро каюк, что в гипертекстовой среде врать будет невозможно. Что скоро… Сначала ждал этого «скора», радовался появлению Яндекса, DHTML, Wiki. На википедию, ЖЖ и web 2.0 смотрел уже со смешанным чувством, а эпоху соцсетей встретил с пониманием, что задача, может, и очевидна, но отнюдь не желанна для «элит». Люди, кому нужна бескомпромиссная прозрачность штучны, из них разумных — совсем чуть-чуть.

И вот, стало творчески интересно нерешаемое решить. Вернее — игнорируемое навязать. Пусть не воплотить в металле, так хотя бы схему набросать, дать точку сбора для немногих здравых. Подать сигнал и поймать отражение, пойти на эхо и отнести свой вклад. Нет, это не реванш. Реванш выглядит иначе: пишешь в стол облако, чтоб когда-нибудь, кто-нибудь…

А представительским демократам (хм, а зло, кстати, звучит, оставлю так), чтоб добиться победы, надо искать какой-то другой народ. Даже не народ — другую форму жизни, наверное, не белковую. Чужой-36.jpg Население землеподобных экзопланет — тоже не их электорат. Что же им посоветовать? Тут на Дискавери Бондарчук буркнул, что на газовых гигантах жизнь невозможна. Не знаю, почему он так считает, но я расстроился. Оставалась ещё какая-то надежда, что хоть в невиданных условиях могут возникнуть существа, способные методично выкрикивать своё волеизъявление в колодец, кишащий турбированными генераторами белого шума. Нет, надо-таки коллегам-демократам этот околонаучный слух перепроверить — если всё действительно так плохо, пусть бросают свои электоральные игрища и переключаются на здравый смысл. Как — я намекнул.
Tags: fake news, альтернативная история, коммунизм, технологии
Subscribe
promo boeing_is_back декабрь 12, 2017 10:21 672
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых угрозах, но и способах их решения. Речь идет о выживании тебя и твоей семьи. Россия - огромная страна. После так называемого "выдоха" - распада…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments