Исраил 95REG (israil_95reg) wrote in boeing_is_back,
Исраил 95REG
israil_95reg
boeing_is_back

Как напряженность между США и ИРИ влияет на Южную Азию

Быстрая эскалация напряженности между США и ИHB, очевидно, повлияла на расчеты южных и западных соседей Тегерана, особенно Ирака. Но гораздо меньше внимания было уделено последствиям для восточных соседей ИРИ, которые также многое поставили на карту в предотвращении нового крупного конфликта на своих границах.



Нет страны более уязвимой для конфликта США и ИРИ, чем Афганистан. Последствия для Кабула могут превзойти все ожидания. Здесь нельзя говорить о потенциальном усилении ИРИ поддержки вооруженных группировок, таких как Талибан. Более неотложная проблема связана с и без того больной экономикой Афганистана и влиянием, которое военная конфронтация может оказать на повседневную жизнь афганского народа.

Правительство ИРИ часто угрожало депортировать афганских беженцев, проживающих в ИРИ. По мере роста напряженности между ИРИ и США, ИРИ оказывает все большее давление на этих беженцев, особенно на тех, кто не имеет документов. Точного числа репатриантов нет, но из-за ухудшения безопасности в Афганистане большое количество депортированных попытается вернуться в ИРИ. В процессе депортации и попытки вернуться в ИРИ эти люди могут потерять все.

Депортация может быть более эффективным средством для Тегерана повлиять на события в Афганистане, чем подталкивание Афганистана к полномасштабной гражданской войне путем вооружения повстанческих групп - хотя и это хорошо.

Важно отметить, что талибы не являются доверенными лицами ИРИ. И ИРИ, и Талибан помогали друг другу, но они также не имеют неограниченного влияния друг на друга. У ИРИ и Талибана нет идеологических или религиозных общих черт. В то время как талибы следуют ханафитской школе суннитской мусульманской юриспруденции, ИРИ является страной с большинством шиитов. Персы были недовольны, когда талибы захватили власть в Афганистане в 1996 г, и чуть не вступили в войну с Афганистаном в 1998 г, когда иранские дипломаты были убиты в афганском городе Мазари-Шариф. Однако, даже когда Талибан был у власти, ИРИ пытался сохранить свое присутствие в Афганистане. Но талибы не проявляли никакого интереса к отношениям с Тегераном. Их конфликт обострился в 1998 г, когда талибы закрыли шлюзы на плотину Каджаки, которая заблокировала поток реки Гильменд в ИРИ. Это привело к серьезной экологической катастрофе в регионе. Афганские власти восстановили естественный сток реки только в 2002 г, после того как вторжение США отстранило талибов от власти. Тегеран принимал активное участие в формировании постталибского правительства и анонимно помогал в восстановлении Афганистана. Все изменилось, когда ИРИ начал подозревать, что США планируют использовать Афганистан в качестве базы для нападения на ИРИ. Речь Джорджа Буша про "Ось зла" была воспринята иранскими властями как подтверждение того, что США планируют атаку. ИРИ начал использовать свою широкую сеть в Афганистане (частично созданную, когда иранские власти помогали афганским военачальникам во времена еще СССР), чтобы доставить оккупационным силам США тяжелое бремя, и именно в этот момент идея помощи Талибану начала получать поддержку в Тегеране. ИРИ предоставлял повстанцам вооружение, чтобы США было крайне трудно использовать Афганистан в качестве базы для нападения на ИРИ, но без дестабилизации Афганистана.

Подъем ИГИЛ в Афганистане насторожил ИРИ и изменил его расчеты. Теперь ИРИ должен был противостоять присутствию США в Афганистане с одной стороны, и попытаться помешать ИГИЛ заполнить вакуум, который образовался бы в случае ухода США. Это привело к тому, что Тегеран с ведома афганского правительства стал более активно и открыто взаимодействовать с талибами.

Иранское правительство очень внимательно следило за всем мирным процессом. Они не хотят, чтобы США преуспели в этом процессе и выступили в роли "миротворца". В то же время они не хотят, чтобы Афганистан погрузился в полный хаос, и, конечно же, они не хотят полного возвращения Талибана или, что еще хуже, более сильного присутствия ИГИЛ. Они хотят участвовать в любом мирном процессе или в любом прочном соглашении с Талибаном. ИРИ в любом случае должен участвовать в мирных переговорах между США и Талибами, так-как ИРИ это - крупный региональный игрок и сосед, на которого напрямую и сильно влияет конфликт в Афганистане. Фактически, в Афганистане не может быть прочного мира без регионального консенсуса, а ИРИ - очень важная часть региона.

Влияние ИРИ на Талибан очень ограничено - Талибан не является иранским прокси. Талибан также не является единой или централизованной организацией, поэтому представление о том, что Тегеран может дать ему указание действовать от имени ИРИ, в корне ошибочно. Отношения Талибан-ИРИ - это игра, в которой непонятно, кто кого использует. ИРИ не может рассматривать Талибан как надежного партнера. Их использование талибов ограничивается преследованием американских войск в Афганистане до тех пор, пока эти силы не будут выведены. Если или когда эти силы США покинут Афганистан, подход ИРИ к Талибану изменится. Они могут снова стать врагами или оставаться удобными союзниками против общих врагов, таких как ИГИЛ.

Хазарейский фактор. Большинство хазарейцев - шииты. Однако, несмотря на их религиозную близость с ИРИ, хазарейцы не являются последователями теократической политической системы ИРИ. Большое количество афганских шиитов проживает в ИРИ, и, хотя ИРИ направил десятки тысяч из них в САР, их никогда не следует рассматривать как доверенных лиц ИРИ. Действительно, их общая религия не защитила Хазарей в ИРИ от широкой дискриминации. Как сообщество они пострадают больше, чем кто-либо другой, если разразится война между США и ИРИ.

Отношения между Пакистаном и ИРИ сильно пострадали в последние годы, отчасти из-за напряженности между ИРИ и США. Эти два соседа разделили контроль над очень нестабильным регионом Белуджистан, который склонен к мятежам. Тегеран и Исламабад обмениваются обвинениями в причинах вооруженных мятежей, действующих по обе стороны от их границы. Иранское правительство предположило, что по крайней мере некоторые элементы в пакистанской межведомственной разведке, поддерживаемой КСА, стояли за повстанцами в ИРИ. Правительство Пакистана, в свою очередь, обвинило ИРИ в терпимости к группам, осуществившим теракты в Пакистане.

Более того, КСА и США оказывают на Пакистан сильное давление, чтобы они дистанцировались от ИРИ. Экономические преимущества, которыми могли бы пользоваться обе страны - в частности, так называемый "трубопровод мира", по которому иранский природный газ мог бы поставляться в Пакистан, - были упущены из-за их плохих отношений.

Лидеры Тегерана и Исламабада, кажется, понимают, насколько они нужны друг другу, особенно в нынешних обстоятельствах. Однако состояние экономики Пакистана и его внутренняя политика не оставляют Пакистану возможности противостоять давлению извне. Это отражает новое явление в международных делах - использование долга и экономической слабости в качестве рычага давления на страны и влияния на их внешнюю политику. Это происходит во многих местах, особенно в Южной и Центральной Азии.

Сейчас Пакистан находится в очень тяжелом положении. После убийства командира иранских сил "Кудс" - Касема Сулеймани, министр иностранных дел Пакистана Шах Мехмуд Куреши заявил, что его страна не будет принимать чью-либо сторону в какой-либо конфронтации между ИРИ и США. Далее он сказал, что "земля Пакистана не будет использована против какого-либо другого государства, и Пакистан не станет частью этого регионального конфликта". Однако, за последние время, мы можем наблюдать некий сдвиг и улучшение отношений между ИРИ и Пакистаном, не без помощи КНР конечно, но такая положительная тенденция наблюдается.

Иранско-пакистанские отношения никогда не определялись религией. Иииты составляют 20-30% населения Пакистана, но примечательно, что они не последователи иранской модели теократии. ИРИ набрал как пакистанских, так и афганских шиитов добровольцев для участия в вооруженных формированиях в САР - афганской бригаде Фатемиюн и пакистанской бригаде Зайнебиюн. Их новобранцы вызвались добровольцами либо на основе идеологических убеждений, либо на основе экономических выгод, которые им предлагались. Большинство было набрано из общин мигрантов в ИРИ, а некоторые - непосредственно из своих стран.

Более важная причина, по которой Пакистан возражает против военной конфронтации между ИРИ и США, заключается в том, что ни одна страна в регионе не может избежать последствий такой войны. Этот регион наполнен войнами и разрушениями, и нет желания новой военной конфронтации.

Пакистан явно пытался выдвинуть себя в качестве возможного посредника как между США и ИРИ, так и (более теоретически) между КСА и ИРИ. Усилия Премьер-министр Пакистана Имран Хана - положительные, даже если они не сразу приносят плоды. Активность на мировой арене хороша как для имиджа Пакистана за границей, так и для имиджа Хана внутри Пакистана, и есть шанс, что усилия Пакистана могут по крайней мере способствовать ослаблению напряженности.
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo boeing_is_back december 12, 2017 10:21 682
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых угрозах, но и способах их решения. Речь идет о выживании тебя и твоей семьи. Россия - огромная страна. После так называемого "выдоха" - распада…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments