Исраил 95REG (israil_95reg) wrote in boeing_is_back,
Исраил 95REG
israil_95reg
boeing_is_back

Categories:

Политика КНР в отношении Ливии

За последние несколько лет КНР постепенно укрепил свое экономическое присутствие в странах Магриба в области торговли, инвестиций и инфраструктурных проектов. Пекин стал активно работать в этих странах, уделяя особое внимание двусторонним отношениям, а также работая в рамках Форума сотрудничества КНР-Африка (FOCAC) и Форума сотрудничества КНР-арабские государства (CASCF). По данным China Global Investment Tracker, товарооборот между КНР и пятью странами Магриба достиг почти 23,5 млрд$ в 2019 г. Китайские инвестиции и контракты в регионе Магриба в период с 2005 по 2019 гг составили 29,6 млрд$, при этом Алжир взял на себя львиную долю (23,6 млрд$).



Растущие экономические и торговые связи КНР с Магрибом обусловлены инициативой "Один пояс, один путь" (BRI) - связями, которые, как можно ожидать, будут расширяться и углубляться, учитывая стратегическое географическое положение региона. С момента запуска BRI КНР установил всеобъемлющие стратегические партнерские отношения с Алжиром (2014 г.) и стратегические партнерства с Марокко (2016 г.). В рамках различных взаимодействий с регионом Пекин также стремился продемонстрировать свою модель развития под руководством государства. Таким образом, возрастающая роль КНР в Магрибе может иметь далеко идущие последствия для стран региона.

Тем не менее, политическая нестабильность, охватившая регион после восстаний "арабской весны" в 2011 г, в первую очередь продолжающийся конфликт в Ливии, помешала КНР реализовать свою цель по включению Магриба в структуру BRI.

КНР установила дипломатические отношения с Ливией в августе 1978 г. С тех пор между двумя странами сложились обширные связи, несмотря на некоторые источники напряженности и неловкие моменты в двусторонних отношениях. Во время ливийского восстания в 2011 г в Ливии работало около 75 китайских предприятий - стоимость китайских контрактов выросла примерно до 20 млрд$ и более 36 000 китайских рабочих были задействованы примерно в 50 инфраструктурных проектах. Между тем, сотрудничество в области энергетики, долгое время являвшееся основой двусторонних отношений, процветало: Ливия обеспечивала 3% поставок нефти в КНР, что составляет одну десятую экспорта сырой нефти Ливии. Все три ведущие государственные нефтяные компании НР (например, CNPC, Sinopec Group и CNOOC) участвовали в инфраструктурных проектах.

Однако начало Первой гражданской войны в Ливии в 2011 г нарушило всю эту деятельность. В начале конфликта многие китайские компании в Ливии подверглись рейдам и ограблениям, а десятки китайских сотрудников получили серьезные ранения. По данным Министерства торговли КНР (MOFCOM), потери превысили 1,5 млрд$. Китайскому руководству пришлось быстро эвакуировать из страны 35 860 китайских граждан. Проекты были приостановлены или отложены. Китайские предприятия понесли не только потерю коммерческой прибыли, но и потерю основных фондов.

С началом Второй гражданской войны в Ливии в 2014 г, охватившими страну с тех пор, перспективы возобновления и расширения экономического сотрудничества КНР с Ливией стали еще более сложными и трудными. Тем не менее, "сбалансированная расплывчатость" КНР в отношении развивающегося конфликта пока что, похоже, работает ему на пользу.

На протяжении Второй гражданской войны в Ливии, Пекин придерживался осторожного и сбалансированного подхода, уделяя особое внимание долгосрочным интересам. Официально КНР поддержал поддерживаемое ООН - ПНС. Китайские дипломаты встречались с официальными лицами ПНС, сохраняя при этом экономические каналы открытыми, но стараясь не сжечь мосты с ЛНА.

Пекин последовательно осуждал иностранное вмешательство и неоднократно призывал к политическому урегулированию конфликта, поддерживая прекращение огня и урегулирование между воюющими сторонами под эгидой ООН. В то же время, однако, Пекин изменил свой подход со строгого невмешательства на стратегию "неприсоединения", делая ставки на обе стороны конфликта, пытаясь помешать исходу и тем самым обеспечить его интересы.

Эти усилия отражают долгосрочную заинтересованность Пекина в интеграции Ливии в BRI. Пекин рассматривает Ливию - богатую нефтью страну, соединяющую Средиземное море с Африкой к югу от Сахары, - как потенциально ценного партнера по программе BRI. Желание Пекина развивать это партнерство было встречено взаимностью со стороны ПНС, чьи дипломатические контакты с КНР усилились. В июле 2018 г по случаю 8-го совещания министров Форума по сотрудничеству КНР и Африки (FOCAC) министр иностранных дел ПНС Мохамед Таха Сиала и государственный советник КНР и министр иностранных дел Ван И подписали Меморандум о взаимопонимании, положивший начало способ присоединения Ливии к BRI и возвращения китайского бизнеса в страну.

В сентябре 2018 г премьер-министр ПНС Файез аль-Саррадж открыто призвал к расширению китайских инвестиций в Ливию. На Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2019 г представители ПНС восхваляли Ливию как потенциальные ворота для экономического влияния КНР в Центральной Африке. В ответ на эти заявления посол КНР в Ливии Ли Чжиго похвалил ПНС за улучшение ситуации с безопасностью в Триполи и заявил, что у КНР есть планы по быстрому расширению своего экономического присутствия в стране.

Однако КНР не бросил все яйца в одну корзину. Помимо тщательного согласования своей позиции с позицией ООН в поддержку ПНС и ухаживания за премьер-министром Файезом ас-Сарраджем, КНР оставил свои возможности открытыми на случай, если ЛНА фельдмаршала Халифы Хафтара возьмет верх. Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC) и ее дочерние компании, например, готовы сотрудничать с все более автономным Востоком, который составляет значительную часть нефтяной инфраструктуры Ливии. В июле 2019 г высокопоставленная делегация Ливийской национальной нефтяной корпорации (NOC) посетила КНР, чтобы провести переговоры с официальными лицами CNPC относительно закупок сырой нефти и возможного сотрудничества в области разведки и разработки нефтяных месторождений Ливии и оказания услуг.

Хотя сотрудничество в области энергетики изначально не было определено как одно из основных направлений BRI, оно стало важным компонентом в реализации стратегии энергетической безопасности КНР. Поскольку BRI служит новой платформой для развития китайских зарубежных инвестиций в энергетику, сотрудничество КНР и Ливии в области энергетики может и дальше расширяться. PetroChina из CNPC может рассчитывать на продолжающееся сотрудничество с ливийской NOC, поскольку основная часть нефтяных месторождений страны находится на территории, контролируемой LNA.

Среди основных международных игроков в Ливии КНР переходит от нейтральной позиции к все более заметному, готовый продвигать свои рамки BRI независимо от того, какая ливийская фракция побеждает на местах.

Тот факт, что конфликт превратился в войну по доверенности, разжигаемую соперничающими иностранными державами, сделал задачу Пекина по выработке принципиальной и эффективной политики в отношении Ливии еще более сложной. Пекин ответил на этот вызов, твердо поддерживая многосторонние мирные инициативы в отличие от страновых мирных инициатив - позиция, которая полностью соответствует его взглядам на международный порядок и стратегические приоритеты. Эта позиция также отражает скептическое отношение КНР к способности отдельных внешних заинтересованных сторон оказывать конструктивное влияние на Ливию. Хотя Пекин решительно поддерживает многосторонние мирные инициативы, идеально работающие в рамках ООН, он вряд ли будет стремиться или играть центральную, прямую роль в разрешении конфликта.

Тем не менее, в то время как такие страны, как ОАЭ, РФ, Франция или Турция, могут предоставить мощную военную помощь для победы в битвах, КНР - одна из немногих стран, которые могут предоставить финансовую и техническую поддержку для восстановления страны. КНР может сыграть значительную роль в восстановлении и развитии Ливии независимо от того, какая фракция преобладает в продолжающейся гражданской войне.

Когда ливийский конфликт достигнет точки равновесия, КНР, несомненно, будет стремиться использовать синергию между рамками BRI и постконфликтным восстановлением Ливии. Когда наступит этот момент, осторожный и ограниченный подход к взаимодействию, которого придерживается Пекин, вероятно, предоставит КНР более широкие возможности для вмешательства не только в экономические дела Ливии, но и в ее политическую сферу.
Subscribe

promo boeing_is_back december 12, 2017 10:21 682
Buy for 220 tokens
Бывший офицер ГРУ Дмитрий Таран поведал нам, что ждет Россию в ближайшие 25 лет (время одного поколения). Он не только рассказал о скрытых угрозах, но и способах их решения. Речь идет о выживании тебя и твоей семьи. Россия - огромная страна. После так называемого "выдоха" - распада…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments